Низаметдин Гекташ

Царские власти активно боролись против авторитетных и влиятельных в народе религиозных деятелей, не склонявшихся к сотрудничеству с ними. Они всячески преследовали их. Одним из таких авторитетных и уважаемых богословов был Кахир Абдулкадыров, больше известный как Кахир-мулла.

По неофициальным источникам, он был арабом по происхождению, оказавшимся на Северном Кавказе в ходе миссионерской деятельности. Вместе с ним был его брат, который осел в Чечне. Кахир-мулла остался жить в селе Средние Ачалуки в Ингушетии, завел здесь семью, и все его потомки были признаны ингушами. Его глубоко почитали за религиозные знания и праведный образ жизни.

Преследуемый властями и опасаясь, что его духовная деятельность станет причиной серьезных проблем в семье, он решил отправить своего сына Джабраила в Турцию. Это был период, когда после завершения Кавказской войны, Российская империя решила избавиться от нелояльных народов, позволив части из них переселиться в мусульманскую страну. И даже выделила им небольшие средства для переезда. Многие представители северокавказских народов, измотанные и обнищавшие в ходе многолетней войны, решились на это рискованное мероприятие, в надежде, что там, среди единоверцев их жизнь переменится в лучшую сторону.

Кахир-мулла Абдулкадыров надеялся спасти, таким образом, жизнь своего сына и, отправил его в Турцию, передав на попечение мухаджиров, отправлявшихся туда на лошадиных повозках.

С тех пор прошло много времени, и произошли разные события в жизни ингушского народа. Родственные связи между Джабраилом и его родными оборвались. «Железный занавес» для обеих сторон стал непреодолимым препятствием для поиска родных.

Но, тем не менее, уже их потомки не теряли надежды, что когда-нибудь они найдут друг друга и возобновят родственные отношения. И на родине, и в далекой Турции бережно хранили информацию о своих предках, передавая ее из поколения в поколение.

И когда, наконец, рухнул Советский Союз, открылись новые возможности для поисков.

Одним из тех, кто жил с мечтой посетить свою историческую родину и найти оставшихся родственников был Низаметдин Гекташ. Он прямой потомок Джабраила, сына Кахира-муллы.





Недавно он прибыл в Ингушетию вместе с семьей к своим родственникам, проживающим в сельском поселении Средние Ачалуки Малгобекского района. Тех, кто лично знал его прадеда, уже не осталось в живых, но жители села хранят память о нем.

Во время пятничной молитвы в местной мечети, которую Низаметдин совершил вместе с сельскими жителями, они вспоминали рассказы о нем.

— Я помню, как о нем говорили, что он был очень спокойным, мягким человеком, умевшим красиво донести до людей свои поучения о Всевышнем. В нашем селе его до сих пор помнят, рассказывают о нем как о хорошем, достойном человеке. Это все равно, что быть живым. А что еще человеку надо, если его даже после смерти поминают только хорошими словами? Это ведь тоже счастье. Да благословит его Аллах, — сказал один из старейшин села.

После намаза в мечети, Низаметдин вместе со всеми посетил местное кладбище, чтобы хотя бы увидеть, где похоронены его предки.





— Нас приехало в Ингушетию семь человек. Хотим повидать родные места и поклониться нашим предкам. Нам нравится наша родина, радуемся своей родне, у меня сейчас сердце сильно бьется от всего этого. Мне и приятно, и тяжело находиться сейчас рядом с могилами моих предков, очень сожалею, что никого из них сейчас нет в живых, — говорит Гекташ Низаметдин, стоя возле надгробного камня своего прадеда.

Он знает родную речь, но его сын Шамиль, молодой человек, ингушским языком уже не владеет, но надеется освоить его в ближайшее время. Визит его семьи в Ингушетию сопряжен также с другим приятным событием — Шамиль женится на местной девушке из ингушской семьи. Сам он говорить об этом стесняется, но захотел выразить свои чувства, которые испытывает от посещения родины своих предков. Его турецкую речь переводит мама Сюрея Гекташ.





— Когда я был маленьким, я ложился на спину и смотрел в небо с мыслью, что мои родные смотрят сейчас на меня оттуда. И эта мысль согревала меня. Я очень рад, что, наконец, оказался на своей исторической родине, здесь я имел возможность посетить могилу своего прапрадеда. Теперь я уже не смогу насовсем покинуть эти места и часто буду приезжать в Ингушетию и навещать могилы моих предков, — сказал Шамиль Гекташ.





Когда Низаметдин искал своих родных, параллельно с ним собственные поиски их семьи вела Тамара Гогиева. Кахир-мулла доводится ей прадедушкой по матери. Она почти половину Турции объездила в их поисках и наконец-то нашла в городе Сивас.

— Это правнуки и праправнуки Кахир-муллы. Всего я насчитала около двухсот человек, такое потомство оставил его сын Джабраил. Летом они все соберутся здесь у нас, — рассказала Тамара Гогиева.

Есть у ингушей одна особенность: где бы они не находились, сколько бы времени не прошло — они всегда возвращаются к своим корням. Настолько сильны в нашем народе зов крови и привязанность к своей родине.


Источник